ПОЧЕМУ ВЛАСТЬ БОЛЬШЕ ВСЕХ ЗАИНТЕРЕСОВАНА В ПОБЕДЕ НАД КОРРУПЦИЕЙ?

МИФ. Существует миф, что власть сама по себе не может и не хочет бороться с коррупцией, поскольку коррупция это одна из обязательных составляющих власти. Борьба власти с коррупцией это все равно что «пчелы против меда». Нам постоянно твердят, что «власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно», что «там нет ни одного порядочного человека», что «политика это грязное дело». Поэтому без общественного контроля, без соблюдения жесткого законодательства, которое устанавливает ограничения для чиновников, без постоянной смены власти и без постоянных посадок и расстрелов власть обязательно погрязнет в коррупции, поскольку это заложено в самой природе человека. Во власть идут только чтобы воровать, и если даже туда случайно и попадет какой-нибудь порядочный человек — система его перемелет и он станет таким же вором, как и все. Люди во власти покрывают друг друга, потому что у всех рыльце в пушку, они все крышуют друг друга и не заинтересованы в том, чтобы кого-то из собратьев посадили, поэтому с коррупцией борются формально, из-под палки, для видимости, а не по-настоящему.

 

На самом деле это, по меньшей мере, весьма спорные тезисы, они попросту нелогичны и недоказуемы. Они распространились как суеверия. Человеку может десятки раз перебежать дорогу черная кошка и он через десять минут забывает об этом навсегда. Но стоит однажды действительно случиться так, что в день, когда несчастная кошка перебежала дорогу, у этого человека произойдет какая-нибудь неприятность, он навсегда запомнит этот эпизод и впредь будет уверен, что эта примета действительно «работает». Так с большинством антикоррупционных мифов вроде этого. Человек может всю жизнь соприкасаться с обычными добросовестными госслужащими и просто не обращать на них внимания, но стоит столкнуться или просто услышать про нечестного чиновника, как это идеально укладывается в его картину мира и хорошо подтверждает тезис, что «все представители власти — воры и негодяи», а власть с коррупцией не борется, потому что «там все коррупционеры».

 

Ценностные приоритеты в традиционных обществах

 

Ущербность мифа о коррупционной природе власти в первую очередь в том, что этот миф не понимает, что власть и богатство это изначально разные общественные блага и ценности. Власть — это одна мотивация для человека, слава и популярность — другая, а богатство — третья. И пусть даже они зачастую сопутствуют друг другу, и одно служит для усиления другого, их онтологические различия принципиальны и в конфликте между собой эти мотивации находятся еще чаще.

Разные люди руководствуются разными мотивациями, кому-то важнее всего личная востребованность и возможность реализации своих талантов, кому-то более всего важен покой и стабильность. Есть те, для кого самое главное деньги, а есть те, для кого-то главное власть.

В традиционном обществе это понимали гораздо лучше, чем в наше время. Платон делил людей на сословия, каждое из которых изначально предназначено для разных видов деятельности.

«Хотя все члены государства братья (так скажем мы им, продолжая этот миф), но бог, вылепивший вас, в тех из вас, кто способен править, примешал при рождении золота, и поэтому они наиболее ценны, в помощников их — серебра, железа же и меди — в земледельцев и разных ремесленников. Вы все родственны, по большей части рождаете себе подобных, хотя все же бывает, что от золота родится серебряное потомство, а от серебра — золотое; то же и в остальных случаях. От правителей бог требует прежде всего и преимущественно, чтобы именно здесь они оказались доблестными стражами и ничто так усиленно не оберегали, как свое потомство, наблюдая, что за примесь имеется в душе их детей, и если ребенок родится с примесью меди или железа, они никоим образом не должны иметь к нему жалости, но поступать так, как того заслуживают его природные задатки, то есть включать его в число ремесленников или земледельцев; если же родится кто-нибудь с примесью золота или серебра, это надо ценить и с почетом переводить его в стражи или в помощники. Ведь есть предсказание, что государство разрушится, когда его будет охранять железный страж или медный; но как заставить поверить этому мифу — есть ли у тебя для этого какое-нибудь средство?» (Платон, «Государство»).

Мы восхищаемся античной философией, многие ставят в пример и социально-политическое устройство демократических полисов Древней Греции, но обоснования социального разделения при этом обычно оставляют за скобками. Между тем греки крайне скептично относились к идеям равенства между различными сословиями и резко отрицательно к любой возможности «кухарке управлять государством». Собственно, в греческом полисе, где была «демократия», большинство людей были рабами и слугами, было большое количество бесправных метэков и периэков и только очень небольшое меньшинство — граждане.

Что уж говорить о гораздо более законсервированных традиционных культурах, где преодолеть пропасть между сословиями было вообще невозможно, и существовали своды законов и социальные механизмы, которые делали невозможными любые прецеденты такого рода. Мы уже упоминали в предыдущих главах о кастовой системе, сохранившейся по сей день в Индии. Аналогичное общественное устройство было характерно для всех индоевропейских культур. В случаях других цивилизационных моделей, пусть и не так выпукло, но сословные разграничения также достаточно жестко регламентируют круг занятий каждого типа людей.

Даже при Советской власти, при всей уравниловке и диктатуре пролетариата, существовали механизмы, которые работали на то, чтобы не допустить попадания случайных людей во власть. Фраза «любая кухарка сможет управлять государством» приписываемая Владимиру Ленину, на самом деле в оригинале имела во многом противоположный смысл:

«Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами, и чтобы начато было оно немедленно, то есть к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту»[1].

На самом деле в СССР крайне внимательно относились к чистоте управленческих кадров и к вопросам воспитания советских госслужащих подходили крайне ответственно. Чиновников готовили с детства. Селекция проходила уже на этапе пионерии, комсомол формировал мировоззрение и закладывал основные навыки работы будущих госслужащих. Прохождение партийной учебы, идеологическая подготовка, навыки коллективной работы (да-да, те самые партсобрания и прочие многократно и крайне поверхностно высмеянные мероприятия) создавали единый тип советского чиновника. Фактически это было то же самое элитарное сословие управленцев, кшатрии, или аристократия, служилое дворянство, монолитное и объединенное общим мировоззрением, образованием, ценностями, личными качествами. Чиновника прошедшего советскую партийную школу легко отличить даже сейчас, он выглядит аристократом на фоне разношерстной публики, которая начала приходит во власть с девяностых годов.

Итак, в традиционных обществах власть и деньги, а также чиновников и купцов разделяла огромная китайская стена, масса ритуалов, разный образ жизни, права и обязанности и многое другое.

 

Сословные приоритеты в буржуазном обществе

 

Но, к сожалению, выстроить такую систему воспроизводства элиты, в условиях буржуазной демократии будет невозможно. Коррупция это родовая болезнь политического либерализма, изжить которую в условиях данной общественной модели «тоталитарными» методами не получится. Прежде всего, потому, что в обществе, пребывающем в постоянной динамике, невозможно установить такие мощные корпоративные фильтры, через которые должен пройти любой человек, претендующий на должность госслужащего. А также потому, что бизнес, как наиболее ресурсная и влиятельная сила в таком устройстве, всегда сможет обеспечить прохождение во власть собственных лоббистов или коррупционное развращение других чиновников.

На сегодняшний день, когда сословное деление общества уже практически повсеместно утратило свою сакральную составляющую, свобода выбора своего рода деятельности уже мало зависит от социального происхождения человека. В силу этого очень часто возникают ситуации, когда человек не соответствует занимаемой должности просто в силу особенностей своей личности, психотипу, воспитанию, набору качеств, мировоззрению. Ведь ценности, в том числе и традиционного общества, хоть и потеснены, но все же сохранились частично, а значит, есть и люди, которые на них ориентируются. Скажем, в традиционном обществе ценность для брахманов это чистое познание. Глупо говорить, что сегодня, когда победило сословие вайшья и навязало миру свои ценности, не осталось людей, которые следуют ценностям брахмана, то есть стремятся к познанию ради познания. Глупо говорить, что все ученые в современном мире тоже теперь работают только за деньги. Да, наука коммерциализировалась в сравнении с древней и средневековой, но фанатиков познания, которые двигают науку даже в нищете — множество. Точно так же и ценности кшатриев — служение государству и обществу — находят своих приверженцев, хотя, что скрывать, нынешние государства под влиянием идеологии третьего сословия точно так же коммерциализировались, как и наука. Тем ни менее, даже в условиях современного буржуазного государства, когда сословное деление сведено к минимуму и вероятность попадания случайных людей во власть достигла максимально возможной величины, социальные фильтры все еще сохранились. Однако государственная служба манит людей с соответствующими склонностями и коммерсантов там по определению меньше, чем собственно в бизнесе. Хотя бы просто потому, что настоящему бизнесмену на государственной службе жутко скучно. Человеку надо все время выполнять волю начальства, следовать регламенту, душить свою инициативу, оформлять бумаги…

Если человек склонный к торговле, озабоченный извлечением прежде всего прибыли, считающий обогащение своей главной жизненной целью, попадает на госслужбу, а не в бизнес, он естественным образом становится коррупционером и начинает приносить вред. Хотя пойди он в коммерческие структуры, он мог бы добиться больших успехов, заработать больше денег и его качества полностью отвечали бы избранному роду деятельности.

И здесь опять играют роль особенности личности человека, который делает выбор относительно своего жизненного пути. Просто в силу своих психологических типажей, разные люди ориентированы в первую очередь на разные мотивации. Одних интересует власть, других интересуют деньги и это просто совершенно разные люди. Чиновник ориентирован на управление людьми. Публичный политик хочет славы и популярности, народной любви. Чиновник хочет все больших полномочий, все большего аппаратного влияния. Публичный политик хочет влияния на массы. Они оба измеряют свой успех в получении все большей власти, достижения все большей легитимности своего права определять жизнь общества. Деньги для политика это средство для получения власти.

Для бизнесмена все наоборот. Он хочет быть как можно богаче, хочет победить своих конкурентов, хочет бесконечно расширять свою финансовую империю и стать самым богатым человеком на планете. И административная власть для этого только одно из средств. Бизнесмену легче коррумпировать чиновника, чем самому идти работать во власть, поэтому еще раз повторим, концентрация людей, ориентированных на деньги, в государстве в любом случае меньше, чем в чистом бизнесе.

 

Мотивация первых лиц

 

Все подсчеты того, какой личное состояние у Владимира Путина, равно как попытки подсчитать размеры состояния Фиделя Кастро, Иосифа Сталина, Александра Лукашенко и прочих, обычно ограничиваются той суммой, которую может вообразить себе низкий человек, который эти подсчеты ведет. Для Шуры Балаганова этот одна сумма, для Остапа Бендера другая, для миллионера Корейко третья. На самом же деле, низкому человеку просто непонятно, что, будучи на высшей государственной должности, человек перестает думать о деньгах, у него возникают гораздо более высокие мотивации. Власть не развращает, а облагораживает. «Ни один человек не может быть героем для своего лакея. Не потому, что герой — не герой, а потому что лакей — только лакей» — говорил Г. Гегель.

Народ приписывает власти свои собственные недостатки. Свою жадность, корыстолюбие, похотливость, ограниченность. А поскольку власть априорно считается хуже «простых людей», то и равняют госслужащих по самым худшим представителям народа. Если бы люди, которые у власти, были такими как таксисты и парикмахеры, то они и работали бы таксистами и парикмахерами. Но именно потому, что они не такие, они поднялись на уровень управленцев, стали министрами и президентами. Благодаря своему таланту, образованности, лидерским качествам, трудолюбию и психотипу политиков.

Повторим еще раз, во власть попадают и случайные люди. Какой-нибудь начальник может выдернуть своего знакомого человека, который не прошел все карьерные ступени и не заслужил свою должность. Но в первую очередь именно по пройденному пути чиновника и можно оценить, насколько человек соответствует своему месту, насколько он органичен в системе власти. Чиновник, который не прошел все ступени карьеры, не столкнулся со всеми вызовами на этом пути, скорее всего, соответствовать не будет и самостоятельной фигурой никогда не станет.

Для чиновника не менее чем для бизнесмена важна репутация. Во-первых, бизнесменов просто больше, они не могут все знать друг друга и о репутации контрагентов имеют иногда смутное представление, поэтому мошенников, которые занимаются рейдерством, кидаловом и проч. среди бизнесменов пруд пруди. В государстве же все так или иначе друг друга знают. Если взять первых лиц, например, министров, депутатов, губернаторов, мэров и вице-губернаторов, начальников управлений и департаментов администрации Президента — то окажется, что даже на такую большую страну как Россия их буквально несколько тысяч человек. Это население маленького города, где, как мы знаем по собственному опыту, люди знакомы через одного и каждый про другого много что слышал. И чем выше по карьерной лестнице ты взбираешься — тем лучше должна быть твоя репутация, потому что круг людей становиться все уже и уже. И тот чиновник, которой собирается делать карьеру высокого уровня, он уже на ранних этапах карьеры решает, что дом на песке строить не будет, испортив репутацию внизу — ты уже не попадешь никогда наверх. Бизнесмен, испортив репутацию, может уехать в другой город или в другую страну и там начать или продолжить свое дело. Он может затеряться в огромной толпе бизнесменов. Чиновник никуда уехать не может, он может делать карьеру только в этом государстве на виду у всех, а часто и у общества, если это чиновник высокого уровня.

Самое главное — любой госслужащий, вошедший в состав высшего руководства государства, понимает, что он автоматически вошел в учебники. Имена представителей всего ближнего круга любого правителя остаются в истории навсегда, и все они отдают себе в этом отчет. Кто-то останется в истории как казнокрад и вредитель, а кто-то напротив как человек, который способствовал росту и величию страны. И чиновники мыслят такими категориями все больше по мере своего карьерного роста. «Я вошел в учебники. Добился высшей точки карьеры. Теперь остается вопрос, с каким знаком я войду в эти учебники, с плюсом или минусом?» Вот что ежедневно заботит высшее руководство. На высшем руководстве лежит огромная ответственность. Бог или Судьба или Народ доверили тебе страну, ты можешь на всю историю прослыть дураком, не оправдавшим доверия, а можешь прослыть великим. И поэтому пока высший чиновник или глава государства жив, он делает все, чтобы войти в историю хоть с маленьким плюсом.

Да что там история! Оказаться неуспешным даже перед своими современниками не просто неприятно, но и крайне опасно. Народ возлагает ответственность на тебя как за хорошее, так и за плохое. И если ты будешь плохо управлять или допускать разрушение государства, то революция или смута сметут тебя, могут и в жертву принести, да и просто быть неизбранным на следующий срок тоже позорно. Перед глазами, да и в истории куча примеров, каковы были незавидные судьбы некоторых правителей и их окружения, которые не справились с коррупцией, с хозяйством или другими государственными задачами и вызовами эпохи. «Страх не справиться» — мощный мотиватор, и это страх, идентичный страху смерти, и физической, и моральной, и еще неизвестно, какая смерть тяжелее.

Конечно, далеко не все политики таковы, даже на самые высокие должности периодически попадают крайне ограниченные люди, не способные понять ни сути, ни ответственности должности, которая им досталась. Они воспринимают свою власть как личную удачу, которая позволяет им быть «царем горы» и дает возможность зарабатывать больше денег.

Но даже если таких людей во власти много, они являются именно случайными людьми, и все их окружение прекрасно понимает это. Все знают, что должность получил несоответствующий этому месту человек, представитель низкого сословия, который неспособен оценить ни выпавшую ему честь, ни свою роль в истории. Живущий своими подлыми мелкими интересами. «Мещанин во дворянстве».

Здесь в качестве примера лучше всего подходит фигура бывшего президента Украины Виктора Януковича, который, получив власть над огромным государством с пятидесятимиллионным населением, находящемся в ситуации судьбоносного геополитического выбора, который определит ее будущее на века. Янукович мог стать фигурой, равноценной в истории Украины Богдану Хмельницкому, которому спустя сотни лет ставят и сносят памятники на центральных городских площадях. Мог заслужить благодарность и любовь народа. Мог стать участником процесса нового возрождения России, полноправным партнером Владимира Путина, поскольку новый союз с Россией мог стать самым масштабным событием в этом процессе. Или же мог поступить наоборот и стать врагом нашей страны, но тоже заслужить свое место в истории.

Вместо этого Янукович предпочел просто набивать себе карманы, потратил на это весь ресурс своей власти. Очевидно, он просто не понял и не оценил всего масштаба своей исторической роли, всей сути своего положения. Не смог преодолеть себя и остался ограниченным коммерсантом, случайно оказавшимся на вершине власти и закономерно её потерявшим. Он не смог воспользоваться даже последним шансом, который ему предоставила судьба, красиво погибнуть и стать героем, украинским Альенде. Он мог возглавить сопротивление всего Юго-востока Украины, который мог бы объединиться вокруг фигуры легитимного президента. Даже в самом худшем случае это привело бы к расколу Украины и появлению нового государства, создателем которого он мог бы стать. Но Янукович предпочел сбежать и навсегда остаться символом предателя и труса.

Впрочем, пришедший на смену Януковичу Петр Порошенко оказался таким же ограниченным торгашом на посту президента. Даже в условиях только что случившейся революции и крайней политической мобилизации общества, ожидающего перемен, гражданской войны, интереса и внимания всего мирового сообщества к своей стране, Порошенко думает исключительно о своих карманах. Его и так огромное состояние увеличилось за время президентства в несколько раз. Жадность его такова, что он даже не смог, вопреки своим обещаниям, отказаться от своей кондитерской фабрики, которая находится на территории России, провозглашенной им главным врагом Украины. Любой политик использовал бы эту тему, чтобы подчеркнуть свой патриотизм, тем более что наличие у него этого бизнеса является постоянным источником упреков в его адрес. Его рейтинг стремительно снижается, его впрямую обвиняет оппозиция в том, что он озабочен только своей личной выгодой, но он не в силах выпустить из рук эту часть своего бизнеса. Для бизнесмена деньги это самый высокий приоритет, ради своей прибыли он спонсировал Майдан, развязывал войну, терял территории государства, отдал Западу суверенитет. С чего бы ему отказываться от своей фабрики по производству шоколада? Очевидно, так и будет как Янукович сидеть на своих деньгах до того момента, пока бежать не придется уже ему самому.

На примере Украины хорошо видно, что бывает, когда политической элиты в государстве просто нет, а есть элита из низкого сословия торговцев, которая захватила всю административную власть и воспринимает ее как инструмент извлечения прибыли.

Такая ситуация как на Украине невозможна в России, где с начала нулевых годов усилиями Путина весь олигархат был последовательно исключен из политики, лишен возможностей непосредственного влияния на власть. В последнее время даже в депутаты Госдумы предприниматели идут все менее охотно, понимают, что ничего не получат от этого (депутатам запретили иметь счета и активы заграницей и вести коммерческую деятельность), разве что кроме депутатской неприкосновенности. Установилась относительно здоровая система, когда во власть идут люди с правильным для чиновника психотипом. В нашей стране власть не развращает человека, наоборот, власть делает человека лучше. Даже многие люди, ориентированные ранее на деньги, попав на высокий пост, могут осознать то, что не понял Янукович, и перестроить свои жизненные ориентиры. Власть облагораживает человека просто в силу того, что если он достаточно умен, то даже если в душе он сохранил свою склонность к нечестной игре и ориентирован на богатство, все равно, попав во власть, он меняет свое поведение. Он становится более сдержан в своих аппетитах, более ориентирован на решение проблем людей, поскольку ему нужно наращивать свою репутацию. Он понимает ответственность своей должности, и старается хотя бы «не воровать на убытках», поскольку это может подставить не только его, но и начальство, от которого зависит дальнейшая карьера. В конце концов, если человек достаточно талантлив и гибок, он меняется и все больше начинает соответствовать своей должности. И таких примеров, перековавшихся бывших коммерсантов — множество.

А чистые бизнесмены все больше понимают, что для них же самих лучше заниматься своим делом. Это и безопасно с точки зрения закона, и позволяет им быть хозяевами своей судьбы и вести тот образ жизни, который им позволяют их богатство, не оглядываясь на строгие правила, которым вынужден подчиняться чиновник. Над ними нет начальства, они не обязаны ходить на работу, не обложены инструкциями и регламентами. Что может быть лучше для торгового сословия?

Не власть портит человека и развращает его, а низкие люди судят о власти по самим себе. Конечно, бизнесмен будет считать всех чиновников коррупционерами, поскольку хорошо знает, как он вел бы себя на их месте. Либералы из девяностых никак не могут понять, что им на смену во власть пришли совсем другие люди и приписывают им свои грехи.

 

Мотивация среднего звена: коллективизм в работе власти

 

Главное отличие психотипа бизнесмена от психотипа политика, помимо ориентированности на власть или на прибыль, в том, что политик это командный игрок, а бизнесмен, как правило, — это одиночка.

Одиночкой может быть предприниматель, человек творческой профессии, одиночкой может быть сексуальный маньяк и даже террорист. Но, например, уже в армии одиночек быть не должно. В армии одиночка не выживает, его быстро ломают и переучивают. В армии главное это коллективное действие, четкое выполнение даже самых нелогичных приказов. Чем больше автоматизм при выполнении полученного приказа всем подразделением, тем выше слаженность, тем выше эффективность. Для этого существует устав, муштра, иерархия, соподчиненность, строевая подготовка, бесконечная отработка коллективных действий. Любые проявления индивидуальности в армии строго пресекаются. Специально заставляют «таскать круглое и катать квадратное», красить траву и подметать плац зубной щеткой. Солдат должен перестать обдумывать приказы, подвергать их рефлексии, оценивать и обсуждать. Не потому что командиры дураки, а для того чтобы солдат «службу понял», смирился и стал надежным винтиком в общем механизме. Солдат не имеет права ставить выполнение приказа командира в зависимость от того, считает ли он приказ правильным или неправильным. Солдат на своем месте не знает весь маневр подразделения, не знает его часто и непосредственный начальник, только генеральный штаб знает весь план кампании и всю обстановку на фронте. Солдат, который будет судить о командире в силу своего разумения и потом решать подчиняться или нет — солдат плохой, он вообще не солдат, а потенциальный предатель. Именно поэтому в армии принимают присягу. Присяга на верность призвана заставить весь механизм работать слаженно, без сбоев и только тогда генеральный план победы реализуется. Новобранец должен смириться с тем, что его будут ломать, ломать его индивидуальную волю, которая в армии — самое большое зло. Церковное слово «смирение» здесь не случайно. В монастырях, где также крайне важна коллективная работа, монах должен встроиться в монастырский уклад жизни, влиться в общую семью. Монахи совершают повторяющиеся действия, совершают тысячи поклонов, «послушаний», выполняют самую грязную работу. Монахи должны «носить вериги друг друга», также как солдаты живут по принципу «сам погибай, а товарища выручай».

Законы церкви, монастыря, армии — работают в любой иерархической системе, и в государстве, прежде всего. Слово «политика» восходит к древнегреческому греческому слову πολιτικός, где πολι (поли) означает «множество», «многие». Политика это всегда коллективное действие и «общее дело», а человек, который добивается успеха в политической карьере, должен обладать навыками командной игры и быть озабочен «общим благом». Успешный политик всегда часть какой-либо команды, а его успех — результат ее слаженной работы. Вокруг него много верных соратников, он член стаи. Причем он может даже не быть в этой стае вожаком, стая выдвигает его на определенную должность, потому что это выгодно всей стае. Стая даже может быть не оформлена, а ее члены могут быть даже незнакомы друг с другом, но общее действие, которое затевает один — подхватывается другим, потому они в единой системе или решают одну задачу, или движутся к одной цели.

Без умения работать в команде и четко выполнять свои функции в коллективных действиях, одиночка просто не справится. Во многом, причины неудач американского президента Дональда Трампа в том, что он привык быть харизматичным лидером и ориентироваться только на самого себя. Он не умеет играть в команде, а в США все политики принадлежать к тем или иным группам влияния.

Очень часто успешными лидерами государств становятся не самые яркие и харизматичные люди. Харизматичные лидеры как раз очень рискуют, поскольку могут «поймать звезду» и начинают отделять себя от своей команды, переводят своих однокашников в статус подчиненных и теряют ресурс командной работы, что ослабляет их по сравнению с другими командами в политической элите страны. Гораздо более успешными оказываются люди скромные и ничем на первый взгляд не выделяющиеся, думающие о себе меньше, чем о деле. Мы часто ругаем чиновников за их «серость», но серость это и есть скромность. И большинство наших чиновников крайне скромны.

 

Вспоминает Олег Матвейчев: «До прихода на службу в Администрацию Президента я думал, что все ее сотрудники ездят на машинах с мигалкой и имеют дома на Рублевке. Такой имидж сложился благодаря чтению наших СМИ. Я был в шоке, когда узнал, что некоторые мои коллеги вообще не имеют квартиры в Москве, а каждый день встают в 6 утра и по три часа на электричках добираются на работу из Подмосковья, и так же 3 часа едут обратно после 19 вечера, то есть приезжают домой в 22, чтоб на следующий день опять встать в 6 и опять на электричку. Собственные автомобили были у единиц. Домов на Рублевке — вообще ни у кого. И это Администрация Президента! Что брать с чиновников уровнями ниже. Большинство служащих государства это скромные трудяги, которые работают без выходных и отпусков за явно несоответствующую их ответственности и трудовым затратам зарплату».

 

В силу того, что залог успеха в политике и государственной службе это слаженная коллективная работа команды, главным качеством для политика или чиновника является верность и преданность. В первую очередь это преданность своей команде, своему начальнику, но это и преданность государству как таковая. Если у человека есть такие личные качества как верность, честность, то они будут проявляться и во всем другом, как преданность общему делу, преданность своему ведомству, преданность своему государству.

Для художника главными качествами может быть его вкус, талант и умение самовыражаться. Для предпринимателя главная доблесть это умение делать деньг и держать свое слово. Но для чиновника в первую очередь это преданность и исполнительность, по сути дела, как для хорошего солдата… В обычной жизни и со стороны мы можем не замечать первостепенность этого качества для госслужащих, однако именно по этому критерию их в первую очередь оценивают в этой среде. Если человек не обладает этим качеством, работает на разные команды, легко меняет их ради своей выгоды, его не ценят и ему не доверяют. Если он готов за деньги пожертвовать общими интересами, такой человек не нужен и потенциально очень опасен. Через призму этой логики необходимо рассматривать всех успешных политиков и очень многое тогда становится на свои места.

Например, мы можем вспомнить рассуждения, которые распространены в кругу оппозиционеров о том, что «Владимир Путин работает на свой карман и на обогащение своих друзей». Все как раз ровно наоборот. Путину не нужны друзья-миллиардеры для того, чтобы управлять государством и укреплять свою власть. Какая польза от членов команды, которые нацелены только на личное обогащение, зачем они Президенту в ближайшем окружении? В интересах Путина и всей его команды наличие в ней людей, на которых можно полностью положиться, которые будут работать на усиление власти и на выполнение государственных задач. В том числе под контролем таких людей должны быть сосредоточены и финансовые ресурсы. И для того, чтобы эти ресурсы работали на благо команды, эти люди должны быть максимально надежны. Коррупция принципиально противоречит ценностям верности и преданности, поскольку это деятельность, направленная на личное обогащение в ущерб общему благу. Человек, для которого нажива приоритетна и который ради этого готов пожертвовать общими интересами, например, создать угрозу своей команде, демонстрирует свою ненадежность. Он показывает свой эгоизм. Сегодня он ради денег поставит под удар свою команду, потом предаст ее в пользу более сильной, потом разворует бюджетные средства на какой-нибудь особенно важный государственный проект, потом пожертвует интересами страны, продавшись геополитическому сопернику.

Если человек работает на свое обогащение и склонен ставить свою выгоды выше интересов государства, то он, во-первых, всегда предаст за деньги и выгоду, а значит — ненадежен, во-вторых, он своим поведением и «нескромностью в быту» будет раздражать народ, а следовательно будет приближать угрозу майдана. И зачем такой «друг» нужен? У Путина, кстати говоря, был весьма близкий друг — Сергей Пугачев. Банкир питерского происхождения, сделавший карьеру в Москве и вошедший в самое близкое окружение Ельцина. Когда сам В. Путин перебрался в Москву, именно Пугачев был тем, кто дал ему приют, помог с трудоустройством, ввел в высшие круги. Казалось бы, в благодарность, Пугачеву должно было быть разрешено безгранично обогащаться, тем более, он уже был богат. На самом деле его никто и не трогал, наоборот, ему поручались важнейшие государственные проекты: железная дорога в Тыву, Объединённая Судостроительная Корпорация и другие. Все проекты были завалены, деньги уходили в неизвестном направлении, и никакая дружба с Путиным не спасла Пугачева от банкротства, уголовного дела и вынужденной эмиграции.

Коррупционер всегда потенциальный предатель и во власти это очень хорошо понимают. Поэтому власть в любом случае заинтересована в борьбе с коррупцией и вычищении из своих рядов людей, склонных к этому, недопущению карьерного роста тех людей, которые кажутся уязвимыми с этой точки зрения. Недаром и в Администрации Президента, и в ФСБ созданы управления, занимающиеся борьбой с коррупцией. И одна из главных задач таких управлений это отслеживание репутации и деклараций чиновников. На всех есть личные дела, куда заносятся те или иные факты, свидетельствующие о склонностях человека и его нравственных и профессиональных качествах. Чиновники знают, что за ними следят, и страх позора или тюрьмы для них, конечно, является мотивом.

Еще одна причина, почему чиновники среднего уровня в большинстве своем не склонны к коррупции — банальная нехватка времени на эту коррупцию. Наше массовое сознание уверено, что чиновник только и делает на своем рабочем месте, что берет взятки. Однако, реальность гораздо более сурово. Утро чиновников начинается с совещания, на котором начальники ставят задачи на день. Часто есть недоделанные дела с прошлого дня. Задания все срочные. Кроме того, возникают поручения по ходу рабочего дня. Плюс обсуждения с коллегами и иными контрагентами. Даже если представить, что чиновник — полный негодяй и мечтает брать взятки, то он просто не успевает это делать. Как так? Представьте, поручено срочное дело, в котором, по идее известен интересант, который потенциально мог бы дать взятку за решение вопроса. Но его надо найти, на него надо выйти, нужно, чтоб он еще согласился дать, нужно обставить все так, чтобы не попасться, включить посредников, говорить со всеми не по телефону. Допустим, месяц или больше у этого коррумпированного чиновника на это уйдет, и он взятку получит. А дел, которые ему поручают в день — десятки могут быть! И все их он вынужден решать по закону или как ему подсказывают соображения эффективности или совесть. То есть даже самый нечестный чиновник хочешь — не хочешь, большую часть своего рабочего времени посвящает реальной работе на государство и решению государственных проблем. Если он этого делать не будет, то начальство просто его уволит за неработоспособность, ведь с начальника-то тоже спрашивают выполнение задач.

Все больше и больше вовлекаясь в коллективный труд, в дела государства, проникаясь интересами общества и чувствую свою причастность к общему делу, гордясь собой за это, человек постепенно, даже если изначально пришел подворовывать, начинает меняться в лучшую сторону и решает, что лучше делать карьеру и получать лучшую зарплату и соцпакет, чем оказаться, в конце концов, уволенным или посаженным. Гегель, известный знаток чиновничества и государства, писал по этому поводу: «Кому Бог дает должность, тому Он дает и ум». Эта фраза прямо оспаривает тезис, что «власть развращает». Развращает безнаказанность, безответственность и возможность делать, что хочешь. Но именно этого всего и нет в государстве! У высших руководителей зашкаливает ответственность, у среднего звена — нет безнаказанности и возможности делать что хочешь, делать можно только по закону и приказу начальства. Какой же тут разврат? Тут наоборот, сплошное суровое спартанское воспитание. Если же кто-то вообразил, что имея корочку начальника он может нарушать закон, творить беспредел, жить нескромно и так далее, то, очевидно, это исключение из правила, а не закономерность, вытекающая из самой сущности государства! Даже если таких «белых ворон» в какое-то лихое время становится в государстве большинство, как в 90-е годы, то все равно государство, как организм, постепенно вытесняет из себя чужеродные элементы, как организм оно постепенно выздоравливает, приходит в норму, то есть приходит к состоянию минимальной коррупции. Если коррупцию постоянно не стимулировать и если не разрушать государство неумной «борьбой с коррупцией», то оно само справится с этим злом, как организм справляется с насморком без лекарств за неделю, тогда как при применении лекарств последствия могут быть хуже.

 

Реальная практика борьбы с коррупцией в России

 

Нам постоянно твердят, что власть никакой борьбы с коррупцией не ведет, а если и ведет, то это только точечные показушные меры, пиар-кампании, которые призваны скорее скрыть настоящую коррупцию, отвлечь общественное внимание от реального положения дел.

Чтобы не быть голословными, давайте посмотрим, как действительно обстоят дела в этой сфере. Соберем статистику по борьбе с коррупцией в нашей стране.

 

Работа правоохранительных органов

 

Согласно данным, приведенным журналом «Эксперт»[2], на ноябрь 2016 года под следствием находились 17 вице-губернаторов, 48 руководителей департаментов и управлений, 22 мэра и 77 замов мэров.

«За предыдущие три года количество уголовных дел, возбужденных по коррупционным составам преступлений, выросло в 8,5 раза — до 970, а количество арестованных чиновников в 25 раз, теперь они исчисляются тысячами (на 1 ноября 2016 года — 7453)» — пишет журнал. По словам полковника Федеральной службы безопасности, приведенным в этом же материале, на тот момент в оперативной разработке этой службы находилось более 250 человек в Москве, среди которых главы ведомств федеральной власти, а также примерно 400 человек в регионах.

По информации издания, борьба с коррупцией осуществляется и в отношении сотрудников силовых органов. Наибольшее число осужденных за коррупцию (629 человек) оказалось среди сотрудников органов внутренних дел. В Федеральной службе судебных приставов за решетку сели 134 человека, в Госнаркоконтроле — 45 человек, в таможенной службе — 38 человек, в Следственном комитете России (СКР) — 18 человек.

С осени 2012 года начинается серия громких уголовных дел, связанных с выявлением фактов хищений в госструктурах. Первым в этой серии оказалось дело о растрате средств на развёртывание отечественной системы навигации ГЛОНАСС, далее последовали скандалы с миллиардными цифрами коррупции. Перечислим наиболее громкие из них:

Дело «Оборонсервиса», выявило хищения в структурах Министерства обороны. Первоначальная оценка суммы ущерба была около 3 млрд. руб., а в феврале 2013 года составила уже 13 млрд. руб. В деле были замешаны высокопоставленные чиновники министерства, в том числе и сам министр обороны Анатолий Сердюков. Министр избежал наказания, поскольку его непосредственная вина в инкриминируемых эпизодах полностью доказана не была, и ему было предъявлено обвинение по статье «Халатность». К тому же он попал под амнистию, и дело в его отношении было прекращено. Несмотря на это, он лишился своей должности и прожил несколько крайне неприятных лет, пока в его отношении проводились следственные действия, участвовал в многочисленных допросах, в его доме проводился обыск.

Дело «Саммита АТЭС-2012». По итогам финансовой экспертизы Счетной палаты саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, проведенного во Владивостоке в 2012 году, бывшему замминистра регионального развития РФ Роману Панову было предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. В 2015 году Панов был приговорен к 6,5 годам лишения свободы;

Дело «Росагролизинга». В том же 2012 году после выхода на телеканале «Россия 1» документального фильм «Всласть имущие» было возбуждено дело о хищениях в агропромышленной лизинговой компании «Росагролизинг». Ущерб составил более 30 млрд. рублей. Одним из основных фигурантов по делу проходила бывший министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник. Основным обвиняемым оказался бывший руководитель аппарата Скрынник Олег Донских. Несмотря на то, что сама Скрынник проходила по делу в качестве свидетеля, угроза возбуждения уголовного дела в ее отношении была велика. В частности, были арестованы ее счета в швейцарских банках. Олег Донских в настоящее время «в бегах» и объявлен в розыск Интерпола.

Дело «РусГидро». В 2016 году Следственный комитет возбудил уголовное дело на бывшего руководителя энергетического холдинга «РусГидро» Евгения Дода, который был заподозрен в хищениях. В настоящее время Дода находится под домашним арестом.

Дело «Росреестра». В 2013 году было возбуждено дело в отношении высокопоставленных сотрудников государственной кадастровой службы «Росреестра» и в частности заместителя руководителя организации Сергея Сапельникова, который, не дожидаясь результатов расследования, покинул страну и в настоящее время скрывается от правосудия в США. Были выявлены хищения на сумму почти в 24 млрд. рублей.

Дело Улюкаева. Министр экономического развития Алексей Улюкаев арестован по подозрению вымогательств и получения взятки от компании «Роснефть» в сумме 2 млн. долларов. Улюкаев обещал, что вверенное ему министерство займет позицию, выгодную «Роснефти», при этом зная, что политическое решение уже принято и от его министерств ничего не зависит. По сути, он блефовал, вел себя как «решала» и мошенник, но «разгрузить» хотел государственную компанию!

Российское медиапространство постоянно сотрясают скандалы с возбуждением уголовных дел в отношении крупных региональных чиновников. Не вдаваясь в детали уголовных дел, просто напомним имена и должности высокопоставленных фигурантов. Среди них: бывший глава Удмуртии Александр Соловьев, губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин, губернатор Кировской области Никита Белых, губернатор Брянской области Николай Денин, глава Республики Коми Вячеслав Гайзер, губернатор Челябинской области Михаил Юревич, губернатор Новосибирской области Василий Юрченко, губернатор Тульской области Вячеслав Дудка, губернатор Иркутской области Александр Тишанин, губернатор Ненецкого автономного округа Алексей Баринов, губернатор Камчатской области Михаил Машковцев, мэр Владивостока Игорь Пушкарев, мэр Ярославля Евгений Урлашов, мэр Благовещенска Александр Мигуля. И это еще далеко не все, а что касается заместителей чиновников этого уровня, то для перечисления их пришлось бы писать дополнительный том этой книги.

Впрочем, на момент выхода книги наш читатель сам сможет легко ознакомиться с такой информацией. С 1 января 2018 года вступает в силу закон, который предусматривает создание особого, открытого общественности реестра со сведениями обо всех пойманных на взятках чиновниках.

 

Деятельность ОНФ. Объединенный народный фронт, включившийся в борьбу с коррупцией, также показывает внушительные результаты. Согласно отчету этой организации только за 2015 года было выявлено 600 фактов незаконных госзакупок на сумму 169 миллиардов рублей.

Владимир Путин в своем выступлении на форуме ОНФ в 2016 году отметил, что результате работы фронта были скорректированы различные программы и финансовые расходы государства на 227 миллиардов рублей[3].

Проект ОНФ «За честные закупки», возглавляемый Антоном Геттой, запущенный в сентябре 2013 г., с того времени сэкономил государству сумму, превышающую 241 млрд. руб. Только на закупках предметов роскоши, автомобилей, чартерных перелетов и дорогой мебели удалось сэкономить порядка 20 млрд. руб.

А ведь ОНФ осуществлял еще и другие проекты по контролю за чиновниками и их деятельностью, например, экспертизу сданного жилья, построенного для погорельцев или переселенцев из ветхого жилья, экспертизу построенных дорог и мн. др.

 

Статистика Счетной палаты. 3 июня 2017 председатель Счетной палаты Татьяна Голикова в своем выступлении на Петербургском международном экономическом форуме заявила, что инспекторы Счётной палаты России в результате проверки исполнения государственного бюджета за 2016 год выявили нарушения на общую сумму порядка 700 миллиардов рублей.

По данным отчета Счетной палаты за 2016 год перед депутатами государственной думы, по материалам проверок, переданным в Генпрокуратуру, возбуждено 45 уголовных дел. Наибольший объем нарушений был выявлен в деятельности Федерального космического агентства, Федерального агентства по управлению госимуществом и Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии.

 

Статистика генеральной прокуратуры. По итогам работы прокуроров по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции в 2016 году[4] за совершение коррупционных преступлений осуждено всего 13183 человека, выявлено более 300 тыс. нарушений законодательства о противодействии коррупции, принесено 44,8 тыс. протестов, внесено 67,7 тыс. представлений, по результатам рассмотрения которых 72,6 тыс. лиц наказано в дисциплинарном порядке. По материалам прокуроров следственными органами возбуждено 3,7 тыс. уголовных дел.

Было инициировано более 360 процедур контроля за расходами чиновников, в суды направлено 29 исков об обращении в казну государства имущества, приобретенного на сокрытые доходы. В целях восстановления интересов государства прокурорами в суды направлено свыше 2,7 тыс. исков с требованиями о возмещении ущерба, причиненного актами коррупции, а сумма исковых требований превысила 3,6 млрд. рублей.

 

Статистика МВД. По статистике Министерства внутренних дел[5] в период с января по октябрь 2016 года было выявлено более 25 тыс. коррупционных преступлений, из которых 5,3 тыс. — в крупном и особо крупном размере. Установлено более 12 тыс. лиц, совершивших преступления, из них 10 тыс. привлечено к уголовной ответственности. Окончено расследование 22,1 тыс. преступлений, совершенных на коррупционной почве.

Существует еще множество внутренней статистической информации, которую регулярно выпускают различные правоохранительные органы, Верховный суд, контролирующие организации. Цифры там не менее впечатляющие, однако, приводить ее всю смысла нет, в том числе и потому, что она может во многом дублироваться. Например, суд и прокуратура могут показывать собственную статистику по одним и тем же уголовным делам.

Но помимо деятельности силовых и контролирующих ведомств, борьба с коррупцией осуществляется и внутри самой исполнительной власти. Отследить увольнения чиновников на основании их коррупционной деятельности достаточно сложно, поскольку госслужащие в большинстве случаев стараются «не выносить сор из избы», однако некоторая статистика все же существует.

Последние пять лет в России начала повсеместно проводится практика увольнения госслужащих «в связи с утратой доверия президента Российской Федерации». В 99% это означает существующие подозрения в адрес того или иного чиновника в коррупции. Если нет законных оснований привлечь такого человека к суду, но подозрения существуют, власть применяет эту формулировку. Таким образом, в период с 2012 года до лета 2017 около 2800 чиновников были уволены в связи с утратой доверия[6].

Характерно, что первым из таких пострадавших оказался один из самых популярных и влиятельных политических деятелей в стране, мэр Москвы Юрий Лужков. О масштабах коррупционной составляющей в его деятельности ходили легенды, но казалось, что фигуры такого уровня неприкосновенны, а Юрий Михайлович вечен. Но оказалось, что все обстоит совсем не так и ранее всесильный градоначальник даже был вынужден обзавестись видом на жительство в Латвии.

 

***

Как мы видим, миф о том, что власть не заинтересована в борьбе с коррупцией и не будет с ней бороться сама по себе, попросту несостоятелен. Люди склонны переносить на власть свои наихудшие качества, которые во многом и стали причиной того, что они сами во власть попасть не могут. Главные приоритеты для типичного госслужащего лежат совсем не в плоскости личного обогащения, и чем выше его место в иерархии административной вертикали, чем больше объем его власти, тем менее он подвержен искушениям незаконного обогащения. Случайные люди, приоритеты которых ограничены деньгами, перевоспитываются или же выдавливаются системой, которая оценивает чиновника по таким качествам как его преданность своей команде, способность работы в коллективе и верность общим интересам.

В государстве ведется масштабная борьба с коррупцией, из системы последовательно вычищаются все рудименты девяностых годов. По количеству реальных антикоррупционных дел Россия далеко впереди всех других стран.

Газета «Коммерсант» приводит любопытную статистику по борьбе с коррупцией за пять лет с 2012 по 2016 годы[7]. За этот период в суды было направлено 62783 коррупционных дела. Общий ущерб за тот же период по обвинительным заключениям по таким делам составил 233,8 млрд. руб. из них 111 млрд. только в 2016 году. Всего осуждено по составам коррупционной направленности с 2012 по 2015 годы 36 тысяч 904 человека. То есть при грубом подсчете в нашей стране сажают по одному коррупционеру в 15 минут! В 2016 году сажали по одному в 10 минут! Что это если не борьба с коррупцией? Кстати говоря, за исключением Китая, ни в одной стране мира не ведется такая полномасштабная борьба с коррупцией. А наше антикоррупционное законодательство тоже считается одним из лучших в мире. Чиновники запуганы и воспринимают эту борьбу как новый 37-й год. Во многом коррупция в том виде, в котором он существовала на начало нулевых годов уже побеждена.

Но нас все равно уверяют, что «во власти только воры» и бороться коррупцией должны общественники, оппозиционеры и СМИ.

То, что власть демонстрирует всю непримиримость к коррупции это факт, правда это совсем не означает, что методы, которые она избрала для победы над коррупцией — эффективны. Скорее, вся эта борьба — хоть и весьма искренняя — является «покушением с негодными средствами». Власть наивно думает, что когда она сажает очередного губернатора и бодро рапортует об этом в СМИ, народ удовлетворенно аплодирует и хвалит власть… Как бы не так! Каждый репортаж о коррупционере вызывает ровно ту реакцию, о которой мы писали в предыдущей главе. Народ звереет еще больше и требует крови: «Посадили губернатора? А почему не всех? Дали срок? А почему не расстреляли?». Чем более эффективно работает антикоррупционная правоохранительная машина, тем больше в повестку дня в обществе встает тема коррупции и тем больше увеличивается сама коррупция и пропасть между народом и властью и возникают предпосылки революции. Неизвестно, кто больше сделал для разжигания ненависти к власти, кормящийся с Запада Навальный или честный российский генерал пресс-секретарь Следственного Комитета России — Марков.

О неправильных и правильных методах борьбы с коррупцией мы поговорим в следующих главах.

 


[1] В.И. Ленин. Удержат ли большевики государственную власть. // Просвещение. — октябрь 1917. — №1-2. // В.И. Ленин Полное собрание сочинений, изд. 5-е. — М.: Издательство политической литературы, 1981. — Т. 34. — С. 289-339.

Комментарии

Funny best dose for daily http://cialisqpa.com/ , vessels are found to more evident and stressed.

Добавить комментарий