ПОЧЕМУ КОРРУПЦИЯ БЫВАЕТ ПОЛЕЗНОЙ?

МИФ. Коррупция — это преступление, грех, в любом случае — это зло, которое можно объяснить, только греховной природой человека, завистью, жадностью, стяжательством и другими такими же отрицательными качествами. Ничего хорошего в коррупции нет и быть не может, зло остается злом в любых обстоятельствах и не может быть ничем оправдано.

 

Мы в предыдущей главе познакомили читателя с классификацией людей по Карлу Чиполло, перенесем эту классификацию на современных российских чиновников, среди которых встречаются все четыре типажа.

 

Дураки. Дураки живут по принципу «ни себе, ни людям». Не получая никакой личной выгоды, они навязывают другим правила, от которых ущерб получают все. Типичный «дурак» это чиновник-бюрократ, который предпочитает ничего не делать, лишь бы не совершить ошибку и как-нибудь «не подставиться». Если ничего не делать, то и проблем не будет. Они не хотят вникать ни в какие вопросы, и на всякий случай, блокируют любые инициативы, специально запутывают людей, которые к ним обращаются, нагромождают бюрократические препоны и придумывают все новые искусственные ограничения.

Бандиты. Бандиты получают личную выгоду, перераспределяя богатство в свою пользу. В нашем случае это, прежде всего, циничные коррупционеры, которые берут взятки при каждом удобном случае. О них мы уже много писали. И их относительной, а не абсолютной вредности тоже.

Простофили. Простофили действуют в ущерб себе, но несут пользу другим. Как правило, этот типаж не способен высоко подняться по чиновничьей лестнице и среди высокого руководства практически не встречается. Однако, таких чиновников очень много на среднем и низшем уровне. Человек этот стал чиновником, как правило, потому, что не умеет быть бандитом, не умеет зарабатывать деньги, а семью кормить надо и нужен стабильный доход. Любая должностишка для этого идеально подходит и человек совершенно равнодушно взирает на чужие богатства, в иерархии его ценностей богатство стоит намного меньше, чем спокойная совесть. Такой чиновник уважает себя, уверен, что служит обществу и людям и очень обижается, когда всех чиновников зовут коррупционерами и бездельниками. Реально, чиновники низового уровня, а их большинство — самая работающая и перебалтывающая в России категория населения. Работа без выходных, отпусков, по 14 часов в сутки для них часто норма. Чиновников постоянно сокращают, а работы все прибавляется, вот и вынуждены все делать и за себя, и за начальников, которые все время их нагружают ответственностью и пугают увольнением. А куда он еще пойдет? В глазах общества именно «простофиля» является идеалом чиновники, по которому оцениваются все госслужащие. Тем не менее, эффективность таких людей на высоких должностях крайне сомнительна, поскольку им непривычно мыслить масштабно, создавать концепции, принимать во внимание сложные многомерные процессы, как это умеют умники, также им сложно выжить в подковерной борьбе как бандитам из-за своего идеализма.

Разумные. Разумные действуют таким образом, чтоб выгодно было всем участникам процесса. Наиболее эффективный тип управленца высокого уровня, но встречается достаточно часто, поскольку такой человек выгоден всем окружающим.

Из всех перечисленных типажей в системе административного управления, как и вообще во всем обществе, наиболее опасны «дураки», которые могут саботировать или развалить любую работу и разложить систему изнутри. «Разумные», как было отмечено, безусловно, являются наилучшим типом управленца, а вот «бандиты» с «простофилями» делят между собой второе и третье место. «Простофили», которые могут быть неплохими исполнителями, но плохо понимают мотивацию других людей и сильно подвержены чужому влиянию, способны совершить огромное количество ошибок по поручению вышестоящего, а «бандиты», работая на свои интересы, способны приносить прямой вред общественным интересам.

Самое важное — понять, что дураки-бюрократы гораздо опаснее бандитов- коррупционеров. Для борьбы с коррупционерами существуют законные механизмы и система правоохранительных органов и чем больше вред от их деятельности, тем выше вероятность, что она будет пресечена. Даже в случае, когда они выстроили такую мафиозную систему, в которой повязаны все окружающие, контролируют силовиков и чувствуют себя абсолютно неуязвимыми, в случае необходимости вышестоящее начальство имеет простой и доступный инструментарий, чтобы достаточно быстро пресечь их деятельность и приступить к наведению порядка. А вот «дураков», как правило, очень сложно уличить в деструктивной деятельности, часто они и сами не отдают себе в этом отчета, как правило, невозможно вынудить работать по другому.

 

Зло не взяточничество, а бюрократия

 

Распространенное заблуждение о вреде коррупции заключается в том, что деятельность коррумпированного чиновника наносит экономике государства колоссальный вред, а честный, принципиальный и неподкупный госслужащий исключительно пользу. Давайте разберемся с этим.

В настоящее время обычная зарплата главы региона в Российской Федерации составляет примерно 200 тысяч рублей, в то время как его заместители получают еще меньше, около 120 тысяч. В круг их обязанностей входит решение вопросов уровня распределения квот на сельское хозяйство в регионе, выдачи государственных дотаций, осваивания средств различных федеральных программ и проч. Все это десятки и сотни миллионов рублей, получение которых теми или иными субъектами зависит от региональных властей. Представьте себе человека, который всю свою жизнь шел к высокой должности, получал соответствующее образование, выстраивал свою политическую и административную карьеру, тщательно следил за своей репутацией. Для простого человека зарплата в 120 тыс. весьма высока, многие о такой и не мечтают. Но наш чиновник вращается в среде крупных предпринимателей и банкиров, топ-менеджеров местных филиалов добывающих госкомпаний, иных представителей региональных элит, миллионеров и олигархов. А получает он 120 тысяч рублей в месяц. Те лица, кто надеются получить от него квоты, дотации и иные блага, за спиной просто смеются над его дешевыми костюмами и часами, над тем, что он ездит обедать домой к жене, а отпуск проводит на старенькой даче.

Как вы думаете, что будет думать такой чиновник? Да ровно то же самое, что и полицейский на своем уровне. «Государство мне не платит и не дает заработать. За любую самую невинную попытку чуть-чуть повысить свое благосостояние меня арестуют и посадят. Никому нет дела, что я не могу себе позволить купить приличный костюм. Жена не посещает официальные мероприятия, потому что ей просто нечего надеть. Дети ни разу не видели моря, родители кое-как живут на свои пенсии, кормятся с огорода. Зачем мне все это нужно, если любой бизнесмен или бандит живет лучше меня?».

Как вы думаете, как будет работать такой чиновник? В лучшем случае, он будет просто равнодушным бюрократом, работать спустя рукава, но, может быть, он будет специально вредить и завидовать и ставить палки в колеса всем, кто хочет даже абсолютно честно заработать, пользуясь государственными ресурсами. Будет ненавидеть «всех этих коммерсантов» и рубить все их идеи на корню. Он быстро превратится в дурака и бездельника, вечно недовольного неудачника, который оправдывает свои неудачи несправедливостью порочной государственной системы.

Это не миф, такие случаи чиновников-бессребреников, «дураков» по квалификации Чиполло, встречаются очень часто и эффективность их работы, как правило, крайне невысока, а вред от их деятельности может быть колоссальный.

А вот умный коррупционер на руководящих постах зачастую приносит гораздо больше пользы для общества, чем причиняет вреда своим воровством. Перечислим несколько преимуществ от умеренной «коррупции» на высших должностях, точнее, от неофициальных доходов, которые серьезно превышают зарплату.

1. Комфорт в работе. Как и официанта, главу региона тоже благодарят за хорошую и качественную работу, за быстрые и профессиональные решения. Если он хорошо знает свой регион, ездит по районам, вникает в сложные вопросы, отслеживает работу господрядчиков и использует ресурсы своей власти, чтобы обеспечить наилучший результат, заинтересованные лица отмечают это и премируют чиновника. Он не тормозит бумаги, быстро выдает разрешения и лицензии, лично звонит и интересуется, чем помочь бизнесмену в работе. В итоге, и бизнесмену нравится так работать, быстро и без рутины, и общество выигрывает от того, что быстро движутся проекты и чувствуются изменения к лучшему. Хорошего начальника бизнесмены ценят (особенно, если есть с кем сравнивать, если в прошлом им попадался дурак-бюрократ и отнял у них кучу времени, сил и ресурсов). Кто-нибудь построит любимому руководителю дом или даст выгодную ипотеку, другой — подарит хороший автомобиль, оформив на родственника, третий — через благотворительный фонд оплатит обучение детей, четвертый — подарит бизнес его супруге, чтобы в семье появился регулярный доход. При правильной позиции чиновника, если он жаден и не желает обогащения любой ценой, это не приведет ни к каким негативным последствиям, увеличению смет, покрытию воровства, расхищению бюджета и т.д. Наоборот, это позволяет ему эффективней управлять, так чтобы он чувствовал себя комфортно в своей должности и получал удовлетворение от своей работы.

2. Рост профессионализма и мотивированности. Типичная ситуация. От лица неких промышленников какого-нибудь крупного завода чиновнику поступает предложение помочь в решении какого-либо вопроса за вознаграждение.

Чиновник может поступить как обычный бюрократ, заявить, что взяток он не берет, выставить просителей за порог и через пятнадцать минут забыть об их предложении и вернуться к своей текучке.

А может взять деньги, поручить своим заместителям сделать все в интересах взяткодателей, а сам отправиться тратить эти деньги на дорогих заграничных курортах, не вникая в последствия своего решения. Бывает и такое.

Но он может поступить по-другому. Взять паузу и досконально разобраться в том, чего от него хотят промышленники. Очень часто это вполне выгодные и полезные предложения, которые увеличат поступления в региональный бюджет, создадут новые рабочие места, сделают продукцию предприятия более конкурентоспособной, но никто просто не хочет разобраться в слишком сложном вопросе и сдвинуть процесс с мертвой точки не получается. А наш чиновник погружается в суть дела, глубоко изучает отрасль, привлекает экспертов для консультаций, в результате сам становится специалистом и оценивает целесообразность и возможные последствия от реализации такой инициативы. По итогам тщательного изучения вопроса и полностью убедившись, что инициатива промышленников всем полезна, он соглашается взять деньги и помочь в решении вопроса. И наоборот, если он убедился, что инициатива вредна обществу и приносит выгоду узкому кругу лиц, он окончательно отказывает в сотрудничестве и становится противником идеи. Если соглашается, то благодаря своей личной заинтересованности он помогает эффективно оформить это решение, быстро пройти через все бюрократические препоны и приступить к реализации. В результате будет сделано полезное дело и вырастет его опыт и профессионализм.

А «честный дурак» будет перекладывать бумажки и ни во что не вникать, зато следить за тем, чтобы ни в коем случае не нарушить закон. Его решения будут носить случайных характер и единственной его задачей при принятии их будет стремление «не подставиться», результаты ему важны не будут.

3. Алчность на службе прогресса. Некий гениальный ученый изобрел нечто выдающееся. Всем «честным чиновникам» на это наплевать, они не хотят в этом даже разобраться. Но находится прожжённый коррупционер, который вникает в суть вопроса и понимает, что предложение действительно уникально и, безусловно, принесет пользу. А это значит, что если это благодаря его помощи будет внедрено, то он сможет замкнуть этот вопрос на себя, в его руках появится большой бюджет и большие возможности и он сможет получать еще больше. И без всякой взятки он начинает лоббировать решение вопроса, то есть, по сути, выполнять задачи честного и добросовестного госслужащего, который озабочен эффективностью и общим благом. Скажите, кого бы вы предпочли видеть на госслужбе: коррупционера, который из личной выгоды радеет за дело, и благодаря которому реализуются полезные инициативы, внедряются передовые изобретения или кристально честного, но равнодушного бюрократа, которого не интересуют ни деньги, ни польза?

Еще раз оговоримся, что у нас нет целей обелить коррупцию как таковую, просто мы хотим показать, что нередко бывают случаи, когда коррупция оказывается полезна, а ее искоренение ведет к застою и насаждению узаконенной глупости. Бездумно борясь с коррупцией, мы часто поощряем бюрократизм и халатное отношение к работе, а это гораздо более вредная вещь.

Бороться с коррупцией при помощи бюрократии все равно, что лечить насморк при помощи химиотерапии, искоренять небольшое зло, заражая организм гораздо большим.

Бюрократия, огромное количество ограничений и инструкций придуманы специально для того, чтобы ограничить субъективную волю чиновника. Дескать, государство — это институт, машина и даже, если на должность попадет сам дьявол, он не сможет принести много зла, потому что инструкции ему запрещают. Все направлено на то, чтобы минимизировать вред от бандитов-коррупционеров, как будто они самое зло, но в куче инструкций, в которой уже никто не разбирается, коррупционер все равно отыщет лазейку. Дурак-бюрократ будет тоже доволен, больше инструкций — меньше дела. А вот умнику инструкции могут помешать и свяжут его по рукам и ногам. Таким образом, выплескиваем с водой и ребенка. Борясь с коррупционерами — помогаем дуракам и мешаем умным. Борясь с относительным злом — помогаем абсолютному злу и мешаем добру. Борясь с бандитами — плодим простофиль и дураков в государственном аппарате и отпугиваем умных, а потом жалуемся, что наше государство тупое, заскорузлое и неэффективное, а чиновники сплошь идиоты. Стратегическая задача — увидеть зло не в коррупционере, а в дураке и направить все государственные реформы на борьбу с дураками-бюрократами и на привлечение умных в государственный аппарат. Надо иметь эту позитивную цель, а не просто борьбу с коррупцией.

Вообще, всех этих лукавых оправданий и разговоров просто не было бы, если бы с самого начала было решено, что чиновники, особенно высокого ранга, получают серьезные зарплаты. Так, чтоб был и комфорт и перед коммерсантами не стыдно, и жена, чтоб не пилила, чтобы вообще не думать о деньгах. Собственно, раньше княжеские дружины и двор и были самой богатой частью общества. Потом все изменилось, настали времена демократии, то есть власти народа, и популизм требует, чтобы зарплаты чиновников были не очень высоки. А значит низкие зарплаты — и все описанные проблемы. Если бы народ был образованным, то он бы не был падок на популизм и сам бы понимал, почему чиновникам, особенно ответственным за бюджеты, нужны высокие зарплаты. Это в интересах народа, чтобы зарплаты были очень высоки. Но мы опять упираемся, как много раз до этого, в проблему общей образованности населения. Популизм в ходу именно там, где властвует глупая толпа. Отсюда стратегия — повышай образование народа, это даст возможность, не оглядываясь на популизм, повысить зарплаты руководителям, а значит минимизировать коррупцию.

 

Зло — не бытовая коррупция, а черная экономика и популизм

 

Попытки представить бытовую коррупцию как часть глобальной угрозы, особенно смехотворны. В большинстве случаев общественная опасность такого рода правонарушений просто ничтожна, а вот бездумная борьба с бытовой коррупцией несет системные риски для всего государства.

Простой пример. В журнале «Русский репортер» был опубликован материал, рассказывающий о жизни рядового провинциального хирурга. Среди прочего он рассказывает о своих официальных доходах в больнице:

«Должность: врач хирург. Ставка: 3876,8 руб./мес. Отработал: 20 дн./159 час. Далее таблица. — «Ночные дежурства» — в июне я почти не дежурил. Так, оклад: раз. «Надбавка за выслугу лет» — 735 рублей 44 копейки — два. «Доплата за вредные условия труда» — 553 рубля 63 копейки — три. Плюс премия ко Дню медика, экстренные часы… Вышло более-менее нормально: 11 тысяч с гаком. — Обводит итоговую цифру в кружок. — А в среднем в месяц я получаю 10 тысяч. Это потолок»[1].

Простой хирург из обычного райцентра в глубинке. Вы верите в то, что он может жить и содержать семью на 10 тысяч? Если бы не постоянные подношения в виде коньяков, шоколадок, конвертов с деньгами — стал бы этот хирург работать в больнице?

К чему приведет «победа над коррупцией» в его конкретном случае? Скорее всего, он просто уедет из города или сменит род занятий, пойдет торговать на рынок. И больница в райцентре останется без хирурга, а люди без квалифицированной помощи будут умирать от простого аппендицита или ездить на операции в крупные города.

Формально мелкая бытовая коррупция этого хирурга — нарушение закона, а ведь на самом деле такая коррупция не только полезна, но даже необходима.

 

Не коррупция, а компенсация

 

Бытовая коррупция это часто не что иное, как компенсация определенных недостатков, имеющихся в экономике. И как всякая компенсация — она есть явление позитивное.

Хирург — это высококлассный специалист, наделенный огромной ответственностью за жизни людей, его подготовка занимает очень много времени и требует больших вложений. Никто не учится дольше, чем врачи-хирурги. В большинстве стран мира, даже беднейших, хирург получает высокую зарплату, исчисляющуюся несколькими тысячами долларов, он является обеспеченным человеком и не думает ни о каких взятках от пациентов.

В нашей стране в силу разных исторических причин сложилась такая ситуация, что как большинство работников бюджетной сферы, хирург получает нищенскую зарплату и вынужден компенсировать это с помощью коррупции, добирать, чтобы обеспечить себе полноценное существование. Он берет, ему дают и хорошо, что это хоть так решается.

— Так значит, все-таки государство порочно и виновато в бедности! — радостно скажет наш оппонент из борцов с коррупцией. — Повысьте зарплату хирургу, и он не будет брать взяток!

Вроде бы никто не против, хирург — не чиновник, животное полезное, народ чиновникам бы не повысил оклады, а насчет хирургов бы не возражал. Даже популизм тут не препятствие. Почему не повышаем? Денег нет! Давайте вспомним, что государство это не только политическая и силовая надстройка, бюджет, вообще-то, наполняем все мы, его граждане.

И тут, внимание! До сих пор около 40% нашей экономики находится теневой сфере. Если бы все начали работать честно и по закону, проблема с низкими зарплатами, которые платят бюджетникам, если и не исчезла бы сама собой, то стала бы существенно меньше. Если бы те предприниматели, которые поддерживают протестные акции, платили бы налоги, а не скрывались от них в офшорах, то врачи получали бы достойную зарплату! Если бы менеджеры из столичных офисов, которые в социальных сетях разоблачают коррупцию, требовали бы у своих работодателей «белые зарплаты», то учителя бы у нас в стране получали бы достойную зарплату! Если бы рантье, которые сдают свои московские квартиры в центре, и имеют достаточно времени, чтобы ходить на уличные акции оппозиции, оформляли бы эти сделки и отдавали причитающейся за это по закону процент в казну, это принесло бы в бюджет деньги и бюджетникам и пенсионерам тоже. Если бы не было «черного нала», зарплаты работников бюджетной сферы могли бы увеличиться почти в два раза! Врачи и учителя в провинции будут получать не пятнадцать, а тридцать тысяч рублей, а их столичные коллеги не тридцать, а шестьдесят тысяч. И уже не будут вынуждены идти на нарушения закона и сделки со своей совестью. Будут больше держаться за свои рабочие места и дорожить своей профессиональной репутацией. Но согласны ли мы на такое? Поэтому, товарищ оппозиционный предприниматель, когда ты минимизируешь налоги в офшорах, платишь зарплаты в конвертах, ты помни, что тебе не стоит возмущаться, что в школе у тебя поборы, что учителя учат так плохо и безответственно, что ребенку надо нанимать репетитора, не возмущайся, что в больнице тебе самому придется покупать лекарства, что бесплатному врачу на тебя плевать, и приходиться раскошеливаться на платного. Ничего не бывает просто так — если ты экономишь на чем-то одном, с тебя возьмут это в другом месте и в другое время.

Государство не может сразу существенно повысить зарплату всем бюджетникам: увеличишь врачам — обидятся учителя. Тем более, не может повысить только хирургам, тогда обидятся все остальные медработники. Но даже если бы можно было увеличить зарплаты всем бюджетникам за счет сокращения теневой сферы экономики, это вызвало бы негативную реакцию со стороны всего остальных людей, привыкших к существующей ситуации и нежелающих, чтобы это делалось «за их счет».

И тогда государство вместо того, чтобы провести такую чреватую социальным протестом реформу, предпочитает сохранять существующую ситуацию, но для вида бороться с бытовой коррупцией.

Таким образом, получается, что бытовая коррупция — не причина, а следствие черной экономики и власти популизма, то есть опять-таки необразованности масс, которые часто действуют против своих же реальных интересов и имеют мнения, которые больше всего вредят самим же носителям этих мнений.

 

Не тотальное воровство, а самоорганизация общества

 

Бытовая коррупция это не только общественный механизм компенсации недостатков экономики, но во многом и пример гражданской самоорганизации.

Мы ведь даем чаевые официанту в кафе и не считаем, что в этом есть что-то незаконное и дурное? Таковы неформальные правила. Официант получает маленькую зарплату и рассчитывает на чаевые. Если бы работодатель платил ему больше, то это не только увеличивало бы стоимость блюд в меню, но и лишало бы официанта стимула хорошо и качественно обслуживать клиентов. Хороший вежливый официант получает значительно больше, чем плохой и грубый, и мы оцениваем его работу, когда даем или не даем ему чаевые.

Примеры такого общественного договора встречаются не только в общепите. Учительница в сельской школе получает крохотную зарплату, и у нее нет никакой доли от распределения урожая как у колхозников. На зарплату она не выживет, не сможет вести хозяйство, не сможет отапливать дом зимой, содержать домашних животных, покупать семена для огорода. Но люди на селе это знают и помогают ей за то, чтобы их дети имели возможность учиться. Коррупция? — Конечно, но если этого не будет, дети просто не получат образования.

Допустим мы «победили коррупцию» и даже нашли средства на существенное повышение зарплат работников бюджетных организаций. Зарплаты вырастут у всех одинаково. У хороших и ответственных специалистов так же как у плохих и нерадивых. И у столичных «светил», которые эту прибавку и не заметят, поскольку имеют множество дополнительных источников дохода от преподавательской и научной деятельности, своих публикаций, консультаций, и простых сотрудников, работающих с утра до вечера, да еще и нагруженных бюрократической отчетностью. Разве не справедливее, когда вознаграждение их труда происходит как в случае с официантами, когда хороший врач заслуженно получает в разы больше «благодарностей» от пациентов, чем бездарь и неуч, который нужен только для того, чтобы рецепты выписывать?

Почему благодарность за хорошо оказанные услуги должна наказываться? Это своего рода премиальные, стимул работать качественно.

Но даже в самых негативных проявлениях бытовой коррупции, ее вред и общественная опасность крайне преувеличена, также как и ее разлагающее воздействие на общество.

«Победив» такую «коррупцию», мы рискуем прийти к тому, что люди будут склонны относиться к своей работе халатно, а престиж профессии не будет повышаться. Если же зарплаты при этом останутся на современном уровне, то люди могут попросту вредить. Есть социологические исследования, которые показывают степень мотивированности работников в зависимости от зарплаты и условий труда. Так вот, при плохих условиях и низких зарплатах бывает даже не просто падение мотивации, а прямое нанесение ущерба работодателю или клиенту! Люди начинают не только воровать на работе все, что плохо лежит, но и вредить сознательно и цинично. Голодный врач будет назло хуже лечить, учительница, которая приходит в школу каждый день в одной и той же юбке, не будет думать о том, как бы эффективней вложить детям в голову знания. А полицейский не приедет по вашему вызову, когда будет срочно нужна помощь.

Если сотрудник полиции нечестный и берет взятки, он держится за свое место работы, дорожит им как источником дохода и старается работать хорошо. Ему не выгодна плохая отчетность и увеличение роста преступности. Да, он берет взятку у родителей какого-нибудь несовершеннолетнего хулигана и не дает ход его делу, ведь родители его и так накажут уже за то, что из-за него потеряли деньги. Зато он поймает настоящего преступника и сделает все, чтобы обеспечить ему реальное наказание. Упечет злодея за решетку и довольный, что оградил людей от него, на собственном автомобиле поедет в свою квартиру, где его будет ждать любящая семья. А если он будет на трамвае ехать в квартиру родителей, где ютится в одной комнате вместе с ребенком и женой, которым ему стыдно в глаза взглянуть, как думаете, что будет, когда к нему подойдет на дороге сообщник того злодея и предложит деньги?

Участковый возьмет взятку у незаконного торговца беляшами на улице, зато будет ходить по своему участку и следить за порядком, а не сидеть в своей коморке и смотреть телевизор и разгадывать кроссворды.

Сотрудник ДПС «решит вопрос на месте» с мелким нарушителем ПДД, зато будет все время присутствовать на дежурстве и следить за порядком на дорогах, а не поставит машину «на прикол», а сам займется личным огородом.

В ряде случаев бытовая коррупция является признаком развитого и сложного общества, когда люди могут договориться между собой и решить свои задачи без задействования громоздких механизмов бюрократической машины государства. А в девяностых годах, когда многие институты государства просто не работали, «бытовая коррупция» могла не только существенно облегчить жизнь людям, но и зачастую была единственным способом решить жизненно важные вопросы.

Авторы книги настаивают на своем праве подарить бутылку коньяка врачу, который хорошо прооперировал и спас больного ребенка или полицейскому, который спас вашу супругу от хулиганов на улице и никто никогда не сможет убедить нас, что в этом есть что-то плохое.

 

Костыли для безногого

 

Никто не спорит, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Но, всякое бывает. Сегодня ты на двух ногах, а завтра… раз и получил какую-нибудь травму или отморозил ногу, и началась гангрена. Когда нет какого-то органа, а организму в целом он необходим, то возникает или естественная замена или искусственный протез. Вместо ампутированной здоровой ноги мы берем протез или костыль. Понятно, что костыль или протез — не нога, но это лучше, чем совсем без ноги. Выше мы говорили о многих видах коррупции, как о компенсирующих и протезирующих явлениях. Ее можно сравнить с протезом буквально.

Конечно, лучше, когда система здорова, ходит на своих ногах и в протезах не нуждается. Протез хуже живой ноги, но лучше, чем вообще без ноги. Коррупция — это хуже, чем здоровый общественный организм, но лучше, чем вообще без коррупции (в случае, если организм болен)! Про болезни типа популизма, необразованности, бегства капиталов, бюрократии, черной экономики мы уже писали выше. Благодаря этим реальным болезням, общество имеет какие-то недостатки (например, низкие зарплаты в бюджетной сфере), а коррупция — это тот костыль, который недостатки хоть как-то компенсирует. Нет, больной болен не безнадежно, он может вылечиться и встать на ноги, но сейчас без этих костылей он не может ходить. Отними у него костыли, и он не научится ходить, он просто упадет.

Нет, и еще раз нет: мы не утверждаем, что костыли это лучше, чем здоровые ноги, не призываем отказаться от лечения и всю жизнь передвигаться на костылях.

Но нам говорят, что костыли выглядят не эстетично и не по-европейски. Что не болезнь является причиной нашей хромоты, а костыли! И стоит их отбросить — больной побежит сам собой, а у нас установится правовое государство как по учебнику.

Но разве мы забыли, что оказались мы на этих костылях именно после того, как поверив таким же сказкам, весело уничтожили множество столпов, на которых стояло советское общество и немедленно рухнули под тяжестью проблем. И что именно после этого нам и понадобились эти костыли, чтобы хоть как-то стоять и передвигаться.

Бороться надо не с костылями типа коррупции, и даже не с симптомами болезни — низкими зарплатами бюджетников. Бороться надо с причинами болезни — теневой экономикой, низким качеством образования, правовым нигилизмом и многим другим. Всем теми болезнями, от которых мы не можем оправиться со времен уничтожения Советского Союза, который мы сами погубили, когда в предыдущий раз поверили «борцам с коррупцией» в Узбекской ССР и кумовством в руководстве КПСС. Для того чтобы жить «как Европе» мы радостно отказались и от Узбекской ССР и от Коммунистической партии, тут же упали и долго не могли встать на ноги. Союзные республики получили независимость, КПСС исчезла, а вот коррупция и кумовство остались и наши враги теперь уже разоблачают коррупцию в Дагестане и кумовство в «Единой России», а вместо Афганистана они теперь призывают вывести войска из Сирии. Неужели мы опять поверим во все эти сказки?

Тем не менее, власть с непонятным саморазрушительным упорством, в угоду популизму, периодически пытается выбивать костыли у нашего общества. И если врачей и учителей еще стараются не трогать, то отыгрываются, как обычно, на самых близких, на госслужащих. Драконовские меры: декларации, проверки, отчеты замучили несчастных чиновников низшего звена. На низовом уровне коррупция уже практически побеждена, об этом свидетельствует то, что люди уже не хотят идти чиновниками в муниципалитеты. Зарплата нулевая, постоянные проверки и декларации, работа сверхурочная, да еще и ненависть сограждан к чиновнику. Кому это надо? А в итоге, страдают сами граждане, чиновников не хватает, вопросы не решаются. Но граждане винят не себя, а опять же… чиновников!

Еще хуже положение дел с муниципальными депутатами. «Единая Россия» сталкивается с тем, что не может найти и выдвинуть кандидатов, особенно в сельской местности и малых городах. Люди хорошо понимают, что берут на себя дополнительную ответственность, общественную нагрузку, обязанность участвовать в большом количестве официальных мероприятий, необходимость прохождения огромного количества различных бюрократических процедур, с которыми они не столкнутся в обычной жизни, типа подачи своих имущественных деклараций в налоговые органы. А что они получают взамен? — Ничего. Ни полномочий, ни возможности заработать, ни поощрений, ни карьерного роста. Только проверки, обязательства и постоянные угрозы. И ненависть от народа. Каждый таксист же знает, что все депутаты повально жулики и воры! КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» уже давно не выставляют на муниципальные выборы кандидатов больше, чем на 20 процентов вакансий.

Таким образом, в депутаты идут не порядочные и авторитетные люди, которых партия заманивала к себе для поднятия авторитета, а самовыдвиженцы — случайные люди, которые готовы терпеть депутатские обязанности и проверки ради какой-то цели? Какой? Возможно, именно личной наживы. Таким образом, мы, борясь с коррупцией и взвалив на депутатов гору проверок, выбили тех из них, кто подходил к делу неформально, а от души, и оставили тех, кто готов терпеть формальности ради какой-то недоброй цели.

Что же надо делать? Стремиться к тому, чтобы позитивное право общества, его законы, были ближе к здоровому состоянию. В частности, мы должны перерассчитать зарплаты людей определенной квалификации, учитывать качество работы, нагрузку, причем все это в интерактивном режиме, чтобы сами люди оценивали работу и там же на месте, руководство бонусы давало из премиального фонда. И так далее. Тут можно и нужно очень много думать и экспериментировать. Но это труднее, чем звонко бороться с коррупцией, орать, что все вокруг «воры и жулики», что их всех надо повесить и люстрировать, сломать все едва окрепшие общественные институты и выстраивать свою жизнь по теоретическим лекалам из западных учебников политологии, написанных в пятидесятых годах прошлого века. Чего собственно и ждут не дождутся заокеанские кукловоды и инструкторы всех наших борцов с коррупцией, чтобы добить нашу страну уже окончательно.

Так может быть давайте все же пока повременим отнимать костыли у безногого?

 

***

Таким образом, становится понятно, что степень общественной опасности от коррупции, мягко говоря, сильно преувеличена. Мало того, что в коррупцию записали совершенно не относящиеся друг другу явления, так еще и многократно раздули уровень угрозы от таковых, если она вообще имеет место быть.

Воровство бюджетных средств вредит нашей экономике, но гораздо больше — вывоз капиталов за рубеж.

Взяточничество опасно для работы государственного аппарата, но гораздо опаснее — насаждение бюрократии.

Бытовая коррупция может и угрожает государству, но ее причины — теневая экономика и популизм общества.

 


[1] «Русский репортер», 19 сентября 2010, №37 (165); http://www.rusrep.ru/article/2010/09/19/doctorvhaose/

Добавить комментарий